Можно ли ребенка бить в целях воспитания?

Телесные наказания — один из самых древних и самых спорных методов воспитания. Впрочем, спорным он стал относительно недавно. Вплоть до середины XX века шлепки, подзатыльники и даже ремень или палка в руках родителей не вызывали почти ни у кого возражений, если не наносили здоровью ребёнка непоправимого вреда. Только после выхода в 1946 году книги известного педиатра Бенджамина Спока (Benjamin Spock) «Ребёнок и уход за ним» внимание родителей переключилось с поддержания дисциплины на формирование личности ребёнка. А первые научные исследования эффективности и последствий телесных наказаний были начаты в 60-х годах.

С тех пор психологи провели не один десяток различных исследований, и результаты убедительно свидетельствуют: телесные наказания — это плохой метод воспитания. Повышение агрессивности и склонности к насилию, ухудшение детско-родительских отношений, тревожность и депрессия, повышенный риск лишнего веса, снижение интеллекта — вот неполный список отрицательных последствий телесных наказаний. В 2002 году психолог Элизабет Гершофф (Elizabeth Gershoff) обобщила результаты 27 работ. Вот что у неё получилось.

Эффект Число исследований Подтверждено
Плохое усвоение моральных норм 15 87%
Повышенная агрессия 27 100%
Асоциальное поведение 13 92%
Ухудшение отношений между детьми и родителями 13 100%
Ухудшение психического здоровья 12 100%
Воспитание «комплекса жертвы» 10 100%
Непослушание 6 66%

«
Показатель 100% означает, что эффект обнаружили все исследователи без исключения. Примечательно, что телесные наказания оказались совершенно непригодны для воспитания моральных качеств. Единственным положительным результатом применения физических наказаний психологи называют немедленное повиновение. Однако и тут порка и шлепки не показали каких-то преимуществ перед другими методами — например, поставить в угол. А с течением времени степень послушания значительно уменьшается.

Попытки найти допустимые формы телесных наказаний детей нецелесообразны и неосуществимы. Удары — это урок плохого поведения.

Из совместного заявления 140 европейских организаций

Казалось бы, вопрос решён. Но не всё так просто. Во-первых, многие из этих исследований подвергались критике за недостатки в методологии и предвзятость авторов (все они оказывались противниками телесных наказаний). Во-вторых, отрицательные эффекты стабильно обнаруживались в семьях, где битьё является привычным и частым. И чем чаще и сильнее родители бьют детей, тем хуже. Диана Баумринд (Diana Baumrind) из Университета Беркли изучала телесные наказания в 134 семьях на протяжении 12 лет. И в тех случаях, когда детей шлёпали редко, никаких отрицательных последствий не было.

Отечественный психолог и социолог И. С. Кон изучил аргументы психологов, допускающих физическое воздействие. Они призывают отличать моментальную реакцию родителей на нежелательное поведение и отложенное по времени наказание. Шлепок вполне может быть формой отрицательного подкрепления, неприятным последствием запрещённых действий. Но практика наказывать детей, когда после совершения проступка уже прошло время, не приносит результатов.

Психологи, которые не поддерживают полный запрет телесных наказаний, связывают их применение с рядом условий.

  1. Безопасность для здоровья. Этот критерий настолько строг, что единственными приемлемыми формами будут шлепки ладонью по ягодицам или конечностям.
  2. Частота применения. Чем реже используются телесные наказания, тем выше их эффективность. Ни в коем случае этот метод не должен стать обычным и привычным.
  3. Отсутствие унижения. Нельзя бить ребёнка публично. Это относится к любым наказаниям.
  4. Отсутствие задержки. Шлепок должен совпадать по времени с нежелательным действием и прерывать его. Если вы обнаружили проступок спустя какое-то время, то пороть ребёнка не только бессмысленно, но и вредно. Ещё больший вред наносят наказания «для профилактики».
  5. Объяснение. Ребёнку должно быть предельно ясно, за что он подвергся наказанию. Объясняя, родители предлагают альтернативы наказуемому поведению.
  6. Возраст ребёнка. Здесь чётких рамок нет, но большинство психологов сходятся в том, что нельзя применять физические наказания до двух лет, а к девяти годам их следует полностью исключить.

Но даже при соблюдении всех этих условий телесные наказания не эффективнее других методов воспитания. В младшем возрасте точно такое же воздействие, как и шлепок, оказывает громкий окрик. В более старшем возрасте альтернативами становятся стояние в углу или лишение чего-то приятного.

От родителей часто можно услышать: «А что прикажете делать, если он/она…» — и далее перечисление ужасных проступков. К сожалению, готовых ответов на все эти вопросы не существует. Нет универсальных рецептов. И нет ни одного свидетельства, что таким рецептом является «отлупить». Зато есть много способов добиться от ребёнка послушания, не прибегая к насилию.

А как вы относитесь к телесным наказаниям?

Альтернативные меры не работают: что делать?

Многие родители, читая подобные советы, начинают думать, что авторы живут в какой-то параллельной или идеальной реальности, в которой ребёнок всегда послушен, а мама всегда спокойна и уравновешенна.

Разумеется, бывают ситуации, когда просьбы, уговоры, разъяснения не способны помочь с успокоением и приведением в нормальное эмоциональное состояние заупрямившегося или вошедшего в раж ребёнка.

В такой ситуации, как уверены некоторые специалисты, лёгкий шлепок может переключить внимание и стать своеобразным ингибитором психоэмоционального всплеска. Естественно, силу шлепка необходимо контролировать (как и своё психическое состояние).

Кроме того, телесное наказание (речь в данном случае не идёт о порке) не исключено, если:

  • детское поведение несёт прямую угрозу жизни и здоровью маленького хулигана (сование пальчиков в розетки, игры с огнём, движение в сторону автомобильной дороги, приближение к краю обрыва и пр.);
  • ребёнок перешёл абсолютно все пределы дозволенного, явно пытаясь вывести вас из себя, причём он не реагирует на остальные дисциплинарные меры и может даже вести себя неадекватно (смотрим предыдущий пункт).

После лёгкого шлепка необходимо в обязательном порядке объяснить, за что последовало наказание, как необходимо правильно себя вести. Не забудьте также сказать, что не нравится вам именно поступок, а не сам ребёнок. Его вы по-прежнему любите.

Родителей в студию!

Любопытно, что думают по этому поводу сами мамы и папы? Как и обычно бывает в вопросах воспитания, мнения существенно разнятся. Одни родители убеждены, что порка и обычные шлепки по пятой точке – вполне эффективный метод дисциплинарного воздействия.

Мол, лупили же розгами за провинности наших предков, и ничего – выросли не хуже остальных.

Другие же взрослые выступают против любых силовых воздействий по отношению к ребёнку, считая, что лучшим способом воспитания являются беседы, объяснения, рассказы и наглядные примеры. Приведём конкретные высказывания родителей.

Анастасия, будущая мама: «А мне частенько по попе прилетало: и ремнём, и ладонью. И ничего – всё нормально. Сейчас сама думаю, что если разговор не помогает, можно и силу применить. Но не избить, конечно, а просто по мягкому месту легонько. Ребёнка необходимо изредка по попе бить, если он нормальных слов не понимает».

Кристина, мама двухлетнего Ярослава: «Меня в детские годы частенько ремнём лупили, до сих пор обижаюсь на мать. Она и сейчас думает, что если избила ребенка, то никаких проблем и нет. Я же твёрдо решила, что своих малышей шлёпать не буду. И все трудности с сыном стараюсь решать без ремня и шлепков. Пробую договариваться, хотя он ещё маленький. Вроде действуют спокойные разговоры».

Безусловно, только вам решать, какие методы воспитания применимы конкретно к вашему ребёнку. Однако следует понимать, что закладывание личности происходит с раннего детства, и именно от родителей зависит, что унесёт в будущую жизнь нынешний малыш.

Многие специалисты выступают против физического наказания, приводя достаточно аргументированные примеры того, почему нельзя бить своих детей. Возможно, их доводы помогут вам решить, что лучше – кнут или пряник.

Мнение американских учёных

Истина, гласящая о том, что детские переживания влияют на дальнейшую жизнь, знакома каждому. Физическое насилие со стороны близких людей – распространённый фактор возникновения психоэмоциональных отклонений и неврологических болезней во взрослом возрасте.

Учёные из США, изучающие последствия применения физических наказаний с воспитательной целью, приводят несколько шокирующих данных. Так, люди, которым регулярно отвешивали оплеухи и подзатыльники, отличались пониженными интеллектуальными способностями. В особо тяжёлых случаях речь шла даже об умственных и физических нарушениях, поскольку серьёзно повреждались центры, отвечающие за переработку и хранение информации, речевые и двигательные функции.

Кроме того, по данным всё тех же американских учёных, дети, подвергающиеся телесным наказаниям, более склонны при взрослении к сосудистым болезням, диабету, артриту и другим не менее серьёзным заболеваниям.

Также подростки, чьё детство было омрачено родительской агрессией, чаще становятся наркоманами, алкоголиками и преступниками. А ещё они перенимают жестокий стиль воспитания и переносят его на собственных ребятишек. То есть формируется своеобразный замкнутый круг, в котором агрессию порождает жестокость.

Следует всё же отметить, что эта работа была раскритикована другими специалистами. Некоторые учёные посчитали, что в представленных данных имеются определённые перегибы. К примеру, исследователи не потрудились разделить на группы родителей-садистов и тех мам и пап, которые изредка применяют лёгкие телесные наказания.

Именно поэтому судить, действительно ли шлепки и подзатыльники могут аукнуться умственной недостаточностью или проблемами с сердцем во взрослом возрасте, крайне сложно.

Осознанно, не в момент нервного срыва, а в целях «воспитания» родитель может бить своего ребёнка в случае отсутствия у него эмпатии, способности напрямую воспринимать чувства другого человека, сопереживать ему.

Людмила Петрановская

Если родитель эмпатично воспринимает ребенка, он просто не сможет осознанно и планомерно причинять ему боль, психологическую ли, физическую. Он может сорваться, в раздражении шлёпнуть, больно дернуть и даже ударить в ситуации опасности для жизни – сможет. Но у него не получится заранее решить, а потом взять ремень и «воспитывать». Потому что когда ребенку больно и страшно, родитель чувствует напрямую и сразу, всем существом.

Отказ родителя от эмпатии (а порка невозможна без такого отказа) с очень большой вероятностью приводит к неэмпатичности ребенка, к тому, что он, например, став постарше, может уйти гулять на ночь, а потом искренне удивится, чего это все так переполошились.

То есть, вынуждая ребенка испытывать боль и страх, – чувства сильные и грубые, мы не оставляем никакого шанса для чувств тонких – раскаяния, сострадания, сожаления, осознания того, как ты дорог.

Что касается вопроса наказаний, приведу отрывки из своей книги: «Как ты себя ведешь? 10 шагов по преодолению трудного поведения»:

«Часто родители задают вопрос: можно ли наказывать детей и как? Но с наказаниями вот какая есть проблема. Во взрослой жизни-то наказаний практически нет, если не считать сферу уголовного и административного права и общение с ГИБДД. Нет никого, кто стал бы нас наказывать, «чтобы знал», «чтобы впредь такого не повторялось».

Все гораздо проще. Если мы плохо работаем, нас уволят и на наше место возьмут другого. Чтобы наказать нас? Ни в коем случае. Просто чтобы работа шла лучше. Если мы хамоваты и эгоистичны, у нас не будет друзей. В наказание? Да нет, конечно, просто люди предпочтут общаться с более приятными личностями. Если мы курим, лежим на диване и едим чипсы, у нас испортится здоровье. Это не наказание – просто естественное следствие. Если мы не умеем любить и заботиться, строить отношения, от нас уйдет супруг – не в наказание, а просто ему надоест. Большой мир строится не на принципе наказаний и наград, а на принципе естественных последствий. Что посеешь, то и пожнешь – и задача взрослого человека просчитывать последствия и принимать решения.

Если мы воспитываем ребенка с помощью наград и наказаний, мы оказываем ему медвежью услугу, вводим в заблуждение относительно устройства мира. После 18 никто не будет его заботливо наказывать и наставлять на путь истинный (собственно, даже исконное значение слова «наказывать» – давать указание, как правильно поступать). Все будут просто жить, преследовать свои цели, делать то, что нужно или приятно лично им. И если он привык руководствоваться в своем поведении только «кнутом и пряником», ему не позавидуешь.

Ненаступление естественных последствий – одна из причин, по которым оказываются не приспособлены к жизни дети, выпускники детских домов. Сейчас модно устраивать в учреждениях для сирот «комнаты подготовки к самостоятельной жизни». Там кухня, плита, стол, все как в квартире.

Мне с гордостью показывают: «А вот сюда мы приглашаем старших девочек, и они могут сами себе приготовить ужин». У меня вопрос возникает: «А если они не захотят? Поленятся, забудут? Они в этот день без ужина останутся?» «Ну, что вы, как можно, они же дети, нам этого нельзя, врач не разрешит». Такая вот подготовка к самостоятельной жизни. Понятно, что профанация.

Смысл ведь не в том, чтобы научиться варить суп или макароны, смысл в том, чтобы уяснить истину: там, в большом мире, как потопаешь, так и полопаешь. Сам о себе не позаботишься, никто этого делать не станет. Но от этой важной истины детей тщательно оберегают. Чтобы потом одним махом выставить в этот самый мир – и дальше как знаешь…

Вот почему очень важно всякий раз, когда это возможно, вместо наказания использовать естественные следствия поступков. Потерял, сломал дорогую вещь – значит, больше нету. Украл и потратил чужие деньги – придется отработать. Забыл, что задали нарисовать рисунок, вспомнил в последний момент – придется рисовать вместо мультика перед сном. Устроил истерику на улице – прогулка прекращена, идем домой, какое уж теперь гуляние.

Казалось бы, все просто, но почему-то родители почти никогда не используют этот механизм. Вот мама жалуется, что у дочки-подростка стащили уже четвертый мобильный телефон. Девочка сует его в задний карман джинсов и так едет в метро. Говорили, объясняли, наказывали даже. А она говорит, что «забыла и опять засунула». Бывает, конечно.

Но я задаю маме один простой вопрос: «Сколько стоит тот телефон, что у Светы сейчас?» «Десять тысяч – отвечает мама, – две недели назад купили». Не верю своим ушам: «Как, она потеряла уже четыре, и вы опять покупаете ей такой дорогой телефон?» «Ну, а как же, ведь ей нужно, чтобы были и фотоаппарат, и музыка, и современный чтоб. Только, боюсь, опять потеряет».

Кто б сомневался! Естественно, в этой ситуации ребенок и не станет менять свое поведение – ведь последствий не наступает! Его ругают, но новый дорогой мобильник исправно покупают. Если бы родители отказались покупать новый телефон или купили самый дешевый, а еще лучше – подержанный, и оговорили срок, в течение которого он должен уцелеть, чтобы можно было вообще заводить речь о новом, то Света уж как-нибудь научилась бы «не забывать».

Но это казалось им слишком суровым – ведь девочке нужно быть не хуже других! И они предпочитали расстраиваться, ссориться, сокрушаться, но не давали дочке никакого шанса изменить поведение.

Не стесняйтесь нестандартных действий. Одна многодетная мама рассказывала, что устав от препирательств детей на тему, кто должен мыть посуду, просто перебила одну за другой все вчерашние тарелки, сваленные в мойку. Эксцентрично, да. Но это тоже своего рода естественное следствие – ближнего можно довести, и тогда он будет вести себя непредсказуемо. Посуда с тех пор исправно моется.

Другая семья просидела всем составом неделю на макаронах и картошке – отдавали деньги, которые были утащены ребенком в гостях. Причем свою «диету» семейство соблюдало не со страдальческими физиономиями, а подбадривая друг друга, весело, преодолевая общую беду. И как все радовались, когда в конце недели нужная сумма была собрана и отдана с извинениями, и даже осталось еще денег на арбуз! Больше случаев воровства у их ребенка не было.

Обратите внимание: никто из этих родителей не читал нравоучений, не наказывал, не угрожал. Просто реагировали как живые люди, решали общую семейную проблему, как могли.

Понятно, что есть ситуации, когда мы не можем позволить последствиям наступить, например, нельзя дать ребенку вывалиться из окна и посмотреть, что будет. Но, согласитесь, таких случаев явное меньшинство».

В зоне риска

Особенно опасны физические наказания для мальчиков, а вдвойне — для тех, кого воспитывают матери-одиночки. Даже шлепки, помимо страха, вселяют ребенка чувство вины, объясняет психолог. Мужчине по природе такое чувство не свойственно, но ребенок с ним растет. И уже взрослым он станет искать себе спутницу жизни, которая будет это чувство эксплуатировать. Таким образом этот выросший мальчик практически лишается шанса на здоровую семейную жизнь.

Еще одна группа особого риска — подростки. С детьми переходного возраста любой подзатыльник — опасное оружие, считает Наталья Орешкина. «Подростки и так чувствуют себя чужими, а физическое воздействие дает им ощущение, что вы их отторгаете. И если с маленькими детьми отрицательный эффект такого «воспитания» может быть отсрочен, то с подростком вы рискуете сразу же получить серьезный протест, который может закончиться плачевно».
Безобидные «шлепки» и более серьезные побои стоят в тесном соседстве, утверждает Наталья Орешкина. И есть огромная вероятность того, что допустимость первых постепенно приведет к более жестоким порядкам. Потому многие психологи не склонны так четко отделять насилие, не принесшее физического вреда, и более серьезное.

«Когда родитель позволяет себе ударить ребенка? Когда он не знает, что еще можно сделать? — подытоживает психолог. — Но стоит помнить, что в любом случае он имеет дело с плодами своего воспитания. Ребенок не родился капризным, непослушным. И раз он ведет себя неправильно сейчас, значит, в прошлом уже была своершена ошибка. Шлепки не помогут ее исправить, а лишь станут новым неверным шагом».

Не побои, а наказание

Впрочем, в спорах о воспитании ребенка немало сторонников иного взгляда на физические наказания. Главный аргумент тех, кто не против таких методов в том, что они традиционны для нашего общества, а кто-то спешит отметить, что христианской религией такое воспитание даже поощряется.

«В святом писании, действительно, есть слова о том что «аще отец любит сына, то биет его», — говорит протоиерей Николай Пичейкин, кстати в прошлом самбист, а теперь отец двух девочек и пяти мальчиков, также борцов. — Но часто их интерпретируют неправильно. Здесь мы имеем дело со старославянским языком, а если переведем на современный русский, то вместо «биет» получим «наказывает», от слова «наказ». А ведь наказ — это не побои, а указание пути, направления».

Однако отшлепать ребенка за непослушание церковью вовсе не возбраняется, уточняет он. Конечно, лучше действовать убеждением, но не всегда дети ему поддаются, и тогда требуется некое усилие.

Никогда не делайте этого. 10 главных ошибок в общении со школьником | Фотогалерея

Никогда не делайте этого. 10 главных ошибок в общении со школьником | Фотогалерея

«Если ребенку дважды было сказано не делать что-то, а он все равно продолжает, можно и слегка ударить. Бывает, что это не только позволительно, но даже необходимо. Если в какой-то момент не накажет родитель, то в будущем накажет жизнь и общество. Лучше, если близкий научит его не совершать того, что может привести нежелательным последствия. И, конечно, тут не совсем корректно определение «бить», все же тут родитель наказывает, указывает путь, а не бьет».

Главное, подчеркивает протоиерей Николай, чтобы в доме в целом была правильная атмосфера. «Если ребенок чувствует заботу, растет в любви, то он, конечно, воспримет такое вдруг понадобившееся наказание правильно», — отмечает он.

Новость по теме Под Волгоградом воспитателя детсада уволили за избиение и унижение детей

Право на воспитание

Заслуженный юрист России, доктор юридичекских наук и адвокат с многолетним стажем Светлана Казаченок считает, что закон, несмотря на поправки, распускает руки вовсе не сторонникам домашнего насилия, а сторонникам ювенальной юстиции. Ведь и за первый шлепок для родителей предусмотрено наказание, хоть и административное.

С сентября 2016 года, когда ввели уголовную ответственность за побои в семье, сразу возникло множество прецедентов, в том числе в отношении благополучных семей, делится юрист. Новый закон не меняет ситуацию кардинально, ведь привлечь к уголовной ответственности за обычный шлепок все еще можно, пусть и не с первого раза — были бы желающие наводить порядки в чужой семье.

Не стоит забывать, что у нас другие традиции, другой менталитет. И ювенальная юстиция в том виде, в котором она существует на Западе, нам категорически не подходит

«Даже в нынешней редакции данный закон противоречит Конституции РФ м Семейному кодексу — родитель обязан воспитывать ребенка, — поясняет Светлана Казаченок. — Безусловно, мы не говорим о побоях до ран и синяков, такие действия подлежат наказанию, и это даже не обсуждается. Но давайте будем честными: в каком количестве семей в нашей стране ребенка не шлепали по «мягкому месту»? Давно доказано, что лучший метод воспитания — метод кнута и пряника. И если мы хотим вырастить достойного члена общества, необходимы запретительные меры. А ребенок в силу возраста не всегда понимает такие запреты на словах».

Кроме того, остается в законе и коррупционная составляющая, считает Светлана Казачонок. «Наличие или отсутсвие побоев и ответственности за нее определяется во многих случаях субъективно, — уточняет юрист. — А потому при желании можно «расправиться» с неугодными гражданами, забрав у них детей. За границей, где ювенальная юстиция в действии, есть ужасающие примеры. Так, в Австралии подростка изъяли из семьи, где ему запрещали бесконечно сидеть за компьютером, и передали в другую, где взрослые взяли на себя обязанность не мешать подростку проводить время в виртуальной реальности. И мы с такими законами тоже можем довести все до абсурда. Не стоит забывать, что у нас другие традиции, другой менталитет. И ювенальная юстиция в том виде, в котором она существует на Западе, нам категорически не подходит».

«Хочу ударить ребёнка» – нормально ли это?

Вопрос, бить или не бить ребёнка, как правило, появляется у родителей, когда их любимому малышу исполняется два или три годика.

В этот возрастной период происходит становление личности, также малыш поглощает разную информацию, вооружается новыми умениями и изучает пределы дозволенного.

Очевидно, что подобный процесс взросления должен сопровождаться различными неприятностями, поскольку ребёнок познаёт мир путём проб и ошибок. Он изучает и испытывает на прочность буквально всё, причём такое поведение нередко представляет опасность для детского здоровья.

Совершенно естественно, что каждый родитель пытается защитить малыша от различных травмоопасных ситуаций. Также понятно, что при возникновении подобных случаев мам и пап захлёстывают яркие и сильные эмоции.

Помимо этого, дети в трёхлетнем возрасте вступают в особый кризисный период, когда в их поведении появляются упрямство, деспотизм, негативизм, строптивость, своевольные «нотки». Некоторые малыши и вовсе становятся полностью неуправляемыми.

Не отличаются примерным поведением и подростки, подверженные эгоцентризму, максимализму и склонности к манипуляционным действиям.

Вот почему нечастые вспышки гнева и желание шлёпнуть своё ненаглядное чадо в сердцах посещают даже самых любящих и максимально либеральных родителей. И это вполне нормально, однако существуют ситуации, когда стремление наказать ребёнка физически можно считать чем-то аномальным.